10.03.2017 10:29

Татьяна Рыкунова, Максим Золотухин - о прослушке через гаджеты

Накануне небезызвестный интернет-ресурс «WikiLeaks» вновь шокировал людей по всему миру. Скандально известная хакерская группировка опубликовала добытые якобы из недр ЦРУ данные, указывающие, что спецслужбы США имеют техническую возможность прослушивать и наблюдать всех людей, имеющих гаджеты с выходом в Интернет: смартфоны, планшеты, ноутбуки, даже новомодные смарт-телевизоры. При этом в публикации утверждается, что сделать это агенты могут даже при выключенных устройствах, запустив незаметно для обладателя их микрофоны и видеокамеры. Такая новость не испугала депутатов Красноярского городского Совета Татьяну Рыкунову и Максима Золотухина, правда, по разным причинам.

Татьяна Рыкунова: «Я знаю, что можно прослушать телефонный разговор, установить, какие сайты посещал человек или отследить координаты устройства. Однако запустить удаленно микрофон или камеру на выключенном устройстве – это совсем иное. Я, конечно, не специалист, но в такую страшилку мне не верится. Миллиарды людей пользуются интернет-гаджетами, и отследить всех – попросту нереальная задача. Конечно, спецслужбы устанавливают наблюдение за интересными им людьми, но это – целенаправленное воздействие на заранее известный объект: это никогда секретом не было. Вот тогда ему и прослушку установят, и видеонаблюдение за ним. Если же ты не совершаешь ничего противозаконного, кто и зачем будет за тобой следить? Что толку ЦРУ или ФСБ от той информации, что какая-то бабушка посещает сайты садоводов-любителей, а я говорю с другом о погоде? Если США и ЦРУ не опровергли такие утверждения «Викиликс», то, на мой взгляд, это исключительно для поддержания собственной репутации сверхмогущественного государства: бойтесь, руки у нас длинные. Они будут поддерживать эти слухи, даже если они не являются правдой ни в малейшей степени.

С другой стороны, если все-таки такая техническая возможность есть, то я не считаю это угрозой свободе личности, потому что безграничная свобода – тоже не абсолютная ценность. Что нам важнее: узнать, что твои невинные разговоры могут прослушать или возможность пресечь действия интернет-групп, склоняющих детей к самоубийствам? Так что не вижу ничего страшного в том, что государственные спецслужбы могут прослушать человека. Повторюсь, до тех пор, пока его интересы не противоречат закону, подробности его частной жизни вряд ли нужны силовикам. По-моему, это нас просто накручивают, непонятно с какой целью. Разве что проверить, на какой степени глупости мы находимся».

 

Максим Золотухин: «В современном индустриальном мире без подобных систем, контролирующих государственную безопасность, просто невозможно строить нормальное общество. Я допускаю техническую возможность того, что меня или вас можно прослушать со смартфона или ноутбука, но отношусь к этому нормально. Главное, чтобы эта система оставалась в правильных руках. Когда нормальные люди придумывают оружие – автоматы, пистолеты и прочие танки – они с их помощью хотят защитить себя от агрессии. Однако есть люди, которые тем же оружием пользуются для противоположных целей. Эта дилемма существовала всегда, и пора бы уже к ней привыкнуть: любым изобретением можно пользоваться как во вред, так и во благо. С моей точки зрения, пока система возможного (подчеркну – возможного!) прослушивания находится в руках у государства и его силовых ведомств, нам бояться нечего. В том, конечно, случае, если мы не нарушаем закон. Я не совершаю ничего противозаконного – о чем мне переживать? Да, остается опасность утечки каких-то не уголовных, а морально-бытовых секретов, но здесь можно сказать очень просто: будь честен перед собой и близкими, и у тебя никогда не возникнет нужды беспокоиться о мелочах. Какие-то деловые секреты, которые могут попасть в сеть? Знаете, я вообще с трудом представляю себе, что такое секрет. Он до тех пор секрет, пока эта информация хранится в голове у одного человека. Как только о ней узнает второй человек, открывается возможность утечки и без всяких гаджетов, не зря немцы говорят: «Знают двое, знает и свинья». Поэтому я убежден, что в современных условиях, если у тебя нет противозаконных интересов, смысла говорить о каких-то секретах нет. Иначе бы все эти сети, по которым возможна передача информации, не внедряли бы: это все равно, что выпустить на рынок лекарство, не зная, от чего оно лечит».